Среди листвы, засохшей у тропинки,

Сидит старушка, застывшая в молитве.

Чуть слышно, тихо, у бога смерти просит,

Вновь вытирая, застывшие слезинки.

И темен мир, глаза засохшие, не видят,

И тесен мир, дышать в нем даже тяжело.

Ведь за судьбу, других никак не винят,

Сложилась так, слепа теперь, и люди ненавидят…

Обузой стала, для сына, кого я породила,

Нося под сердцем, жизнь кому я подарила.

И как щенка не нужного, слепого,

Он выкинул… Ненужную…  Горю я….

Скитаюсь я, с тех пор по улицам холодным,

Прошу на хлеб, забытая я богом.

А сын родной, ведь стал теперь чужим.

А было рос, поистине ведь добрым…

Ведь был родней, и близок был душой,

Прекрасным сыном рос ведь на глазах,

А доброта, обернулась ведь бедой,

Скажи сынок, за что ты так со мной…

А что просить, скажи сынок, у бога?

А ведь итак, не будет мне прощенья.

Родив тебя и вырастив такого,

Я согрешила! А на душе так больно…

26.12.2015

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться: