babushka_480

72-ЛЕТНЯЯ АННА МИРОШНИЧЕНКО НА ПРОТЯЖЕНИИ МЕСЯЦА СИДЕЛА С ПРОТЯНУТОЙ РУКОЙ НА ПЕРЕСЕЧЕНИИ УЛИЦ ЛУЩИХИНА-ЧАЙКОВСКОГО. Ее подкармливали всем районом — кто чем мог. Помогал ей и 23-летний учитель информатики и студент МУКа по имени Урмат. А 30 июня бабушка не появилась на привычном месте. Урмат обратился в редакцию с просьбой опубликовать объявление о розыске пропавшей и ее фото.

babushka_250

«Я не мог пройти мимо, когда увидел, что ее нет на месте — защемило сердце», — так просто объяснил он мотивы своей просьбы.

— Место, где сидела бабушка — немноголюдное, в основном там проходят жильцы ближайших домов, — рассказывает Урмат. — Некоторые бросали ей мелочь, реализаторы ближайших торговых павильонов давали хлеб, воду и т.д. Я тоже старался не оставаться в стороне. Тем более, бабушка абсолютно незрячая, у нее катаракта обоих глаз.

— А где она ночевала, кто за ней присматривал?
— Я не раз замечал, что ее каждый день выводит просить милостыню молодой человек славянской национальности, а потом несколько раз за день приходит клянчить у нее деньги. Баба Аня отвечала ему, что она снимает угол у какой-то пьющей женщины, а та в качестве квартплаты забирает у нее заработанное за день.

— Почему именно эта история вас так тронула? Ведь бездомных у нас в городе много, всех не пожалеешь?

— Каждый день мы сталкиваемся с пожилыми людьми без определенного места жительства, просящими подаяние, пьющими, роющимися в мусорных баках…Я согласен с тем, что среди них есть и такие, кто сам виноват в сложившемся положении. Но уверен, что баба Аня оказалась в такой ситуации не по своей вине, не от хорошей жизни, как говорится. Как-то в разговоре со мной она просила пристроить ее в дом инвалидов, жаловалась на то, что устала жить в подворотне.

— А у нее имелись какие-либо документы? 

— По ее рассказам, в прошлом году на Аламединском рынке к ней подошел молодой человек, представился милиционером, повел ее куда-то, а потом вырвал из рук сумку, в которой были документы, и убежал.

История, которую рассказал Урмат, одновременно и растрогала меня, и вызвала много вопросов. Любопытно, почему от бабушки отвернулись родственники (женщина рассказывала Урмату, что родные у нее есть, но общаться с ней они не желают)? Почему бездействовал участковый милиционер? Есть ли у нас социальные службы, занимающиеся устройством таких людей в дома инвалидов или престарелых?

Я посоветовала Урмату начать поиски бабушки с письменного заявления в правоохранительные органы по месту ее исчезновения. В конце прошлой недели мы вместе отправились в УВД Ленинского района, где Урмат и подал заявление. Оперативники весьма удивились, узнав о том, что никаких меркантильных интересов у парня в этом деле нет. Поначалу они провоцировали Урмата репликами типа: «Эй, друг, признавайся, бабка тебе свое жилье в качестве наследства отписала, поэтому ты за нее хлопочешь?». Затем стали выяснять, не приходится ли она родственницей кому-нибудь из наших знакомых. Наконец, прониклись ситуацией.

— Если честно, это первый случай в нашей практике, когда без вести пропавшего человека разыскивают не родня и не соседи, — признался старший лейтенант милиции Амид Михманов. — Попытаемся найти вашу подопечную, пишите заявление.

Поскольку поступила информация, что на днях в столице обнаружен труп с похожими приметами, нам пришлось сначала съездить в морг. Мы напряженно перелистывали опознавательные карты (где есть фото умерших, указаны их рост, вес, особые приметы). Искали бабушку среди неопознанных трупов, и отдельно — среди тех, что поступили через больницы. Выдохнули, когда удостоверились, что здесь ее нет.

Заявление у нас приняли, несмотря на возникшие при его написании сложности: Урмат не знает ни точного времени исчезновения Анны Николаевны, ни адреса, по которому она проживала, ни прочих важных для правоохранителей деталей. Но милиционеры уже передали ориентировку по всем районам, так что есть надежда, что бабушка отыщется.

И вот тогда встанет вопрос о восстановлении ее документов, оформлении инвалидности, определении в учреждение для лиц с ограниченными физическими возможностями… Ведь не факт, что ее примут в социальное учреждение: паспорта у бабушки нет и пенсию она вряд ли получает.

По словам Урмата, до своего исчезновения Анна Николаевна каждый день ждала квартального и участкового, которые обещали помочь ей устроиться в дом престарелых. Вероятно, если бы участковый, знавший о бедственном положении слепой женщины, вовремя подсуетился, чтобы определить ее в тот же центр для бездомных «Коломто», все было бы иначе: здесь лица без определенного места жительства могут находиться до 10 дней. За это время можно было хотя бы начать процедуру восстановления документов через районное отделение Соцфонда, поскольку в дома престарелых и инвалидов гораздо охотнее берут «благополучных» стариков — с паспортами и пенсиями.

— Ежемесячно 30% пенсии каждого нашего старика отчисляется на расчетный счет дома инвалидов — в качестве оплаты за питание и содержание, остальное остается пенсионеру, — поведала нянечка одного из таких учреждений. — В случае же с вашей бабушкой ничего непонятно…согласится ли руководство взять бомжа, я не знаю. Все вопросы нужно решать в кабинете директора.

— Нет, бомжи нам не нужны, ими занимаются в милиции! — заявили нам в другом соцучреждении. — Вообще, таких определяют в приемник-распределитель. Вот туда и обращайтесь!

И все же Анну Николаевну согласились взять в Нижне-Серафимовском доме престарелых и в Доме милосердия при Воскресенском соборе.

Ставить точку в этой истории можно будет тогда, когда слепую бабушку найдут и определят в соцучреждение. По просьбе Урмата мы публикуем фотографию Анны Николаевны Мирошниченко. Он очень надеется, что бабушка отыщется.



Источник: http://mk.kg/index.php?option=com_content&view=article&id=4862:2013-07-14-06-50-23&catid=59:-&Itemid=29

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться: